Что мне нравится в писательстве точно - это то, как первоначальный сюжет меняется в процессе.

Задумывалось все немного другим.

Пульсовую колбу нашел Мо. За Ухом Свареля, на отмели. В крупицах соли, мутная от времени, она отражала белое и черное – небо и море.
- Яйцо, – сказал Кай.
- Дурак? – Мо кинул корзину и вытер находку рукавом. Она тихо гудела холодная и, кажется, живая.
- Оно из Оттуда, - сказал Кай и посмотрел в небо, потом – на зубастые скалы и выше, где вился тонко дым, и чайки кружили над их деревней – Сухим Гнездом. «Оттуда» – не из Гнезда, «Оттуда» – с неба - иногда падали осколки, мертвые и громкие.
Мо не видел; мать говорила.
– Брось! – Кай нахмурился.
Мо спрятал колбу в кулак и сказал:
- Ща ак вдарю!
Но Кай не слышал:
- Кусачее!
- Тих! – Мо огляделся; не таится ли кто в тени обрыва или в лодках на мели, а после произнес:
- Услышим Дымящее Горло, увидим Бездонное Эхо…
Кай отступил.
- Поймаем Энергосинхрон! – добавил Мо, и Кай замер.
Про Энергосинхрон, о его холодных щупальцах и ядовитых зубах, им рассказала тетка Яуса, и с тех пор Кай видел его всюду, но чаще – в чулане под лестницей.
- Он из Оттуда, - поведала тетка, хитро улыбаясь, - Спускается в сумерках и крадет несносных мальчонок, глотает их целиком, ням-ням, сам – тьма, и каждая тьма, любая на острове, – он.
Тогда, в мерцании огня кухонной печи, лицо Кая вдруг страшно поблекло. А позже ночью он разбудил Мо и прошептал:
- Там кто-то есть.
- Спи, - сказал Мо и отвернулся. Сквозь дремоту он слышал – стукнула дверь, и дробно пропели ступени. Он провалился в сон, а когда проснулся – как из омута вынырнул – Кая в кровати не было.
Качаясь, Кай стоял у лестницы и смотрел в темноту кладовки.
- Пришли одной дорогой, уйдете разными, - иногда говорила тетка.
Кай родился мертвым, белым, как кусок теста.
- Пирожок не вышел, - сказала Яуса, завернула его в покрывало и вынесла вон. Следом появился он, Мо, появился и заорал. Эхо ответило из коридора.
Не эхо – Кай.
Той ночью, качаясь и глядя слепо в нутро чулана, Кай будто снова соскользнул в смерть.
- Эй, - позвал Мо. Брат сонно моргнул и прошептал:
- Энергосинхрон.
В темной кладовой с балки свисали коренья - узловатые пальцы, ниже улыбались злыми бликами бутыля, и корзины, большие и маленькие, показывали зады.
- Капкан поставим, - сказал Мо. Много ночей после капкан молчал, а сегодня они проснулись от крика. Спросонья Мо подумал – Энергосинхрон пойман. Но нет. Орал отец. Потом мать:
- Мо! Мо! Иди сюда, зараза!

@темы: писательство